3 декабря Суббота 19:43

Вадим Бровцев: G20 в контексте современных геополитических трансформаций

Аналитика
Вадим Бровцев: G20 в контексте современных геополитических трансформаций
Вадим Бровцев

8 ноября /ИП Вести Урала/. В истории человечества имеется ряд судьбоносных периодов, в рамках которых формируются новый миропорядок, основные тенденции и направления будущего международного развития. В современных условиях важнейшим событием, давшим толчок радикальным международным трансформациям, явился развал Советского Союза, что повлияло на судьбы народов фактически во всем мире.

Как известно, после Второй мировой войны существовал двуполярный мир, где, с одной стороны, западные страны во главе с США и, с другой, Советский Союз со своими союзниками находились в состоянии жесткой социально-экономической и политической конкуренции, включая военную. Противостояние этих двух стран определяло развитие человечества вплоть до 1991 года. После развала Советского Союза лидерство в решении большинства международных экономических и политических вопросов перешло к так называемому Западу.

В начале 90-х годов прошлого столетия в экспертном сообществе западных стран доминировала точка зрения, что победа США над Советским Союзом в «холодной войне» и установление однополярного мира на принципах неолиберализма является «концом истории». Вопрос состоял лишь в том, как управлять складывающимся миропорядком.

В таких условиях на неолиберальных принципах начали формироваться многие из международных организаций. В начале 90-х годов прошлого столетия образовалась в современном виде и G7 – неформальное объединение наиболее развитых неолиберальных государств. В G7 вошли: Соединенные Штаты, Великобритания, Канада, Германия, Франция, Япония и Италия. С 1995 по 2014 год в ее работе принимала участие и Россия (в этот период организацию называли G8). Предполагалось, что «большая семерка» в условиях однополярного мира должна была стать организацией, координирующей его развитие, прежде всего в социально-экономической и финансовой сферах.

С созданием G7 фактически начался процесс построения архитектуры современного однополярного мира. Многие исследователи называли «большую семерку» организацией, претендующей на роль «мирового правительства».

В то же время ход истории настолько ускорился, что победа Соединенных Штатов в «холодной войне», развал Советского Союза привели не «к концу истории» и не к «торжеству либерализма», а, скорее всего, к «геополитической катастрофе» и быстрому развитию многих других, «не западных» стран и народов. Особо высокие темпы экономического развития наблюдались в Китае, значительной части исламских, латиноамериканских, африканских и других государств. Начали создаваться предпосылки для построения нового мироустройства на принципах уже не «однополярности», а многополярности, что явно противоречило теории и практике неолиберализма.

Теоретически такой процесс обобщен и представлен известной монографией «Столкновение цивилизаций» Самюэля Хантингтона. А многие из тех, кто раньше был идеологом западного либерального мира, стали уже говорить «об угасающем Западе», «закате американской мечты»... В таких условиях страны-лидеры экономического развития, и прежде всего США, начали искать более адекватные времени формы управления быстро меняющимся миропорядком.

В 1999 году наряду с G7 было создано новое межгосударственное объединение – G20. В эту организацию вошли 19 ведущих экономических стран и Европейский Союз. На их долю приходилось около 80% мирового ВВП, две третьих международной торговли и большинство населения планеты. Создание «двадцатки» явилось более плюралистичным и объединяло не только неолиберальные страны, но и такие, как строящий социализм Китай, а также самобытная Индия и не менее самобытные Бразилия, Россия, Южная Африка (ЮАР) и ряд других. В тесной связи с работой G20 осуществляли свою деятельность и наиболее влиятельные международные финансовые организации, включая Всемирный банк, Международный валютный фонд и др.

Изначально «большая двадцатка» определила себя основным местом международного экономического и финансового сотрудничества. Ее деятельность была направлена на координацию действий ведущих мировых держав в сфере экономики и международных финансов в новых исторических условиях. При этом особо декларировалось, что такая координация необходима для обеспечения устойчивости развития мировой экономики, предотвращения кризисов и решения многочисленных других аналогичных задач. Безусловно, создание G20 и ее работа первоначально сыграли важную роль в консолидации международной экономической деятельности. Однако, в последующем экономическая проблематика на саммитах G20 стала постепенно политизироваться. В частности, в 2014 году Австралия, а в 2022 году США требовали исключения из «двадцатки» России именно по политическим мотивам. Предпринимались попытки политизации и по другим вопросам.

Как известно, 15-16 ноября на острове Бали в Индонезии состоится очередной саммит G20. Руководство принимающей страны специально заявляет, что основная тема обсуждения должна быть сосредоточена именно на экономических вопросах. Так, министр-координатор Индонезии по вопросам экономики Аирлангга Хартарто на пресс-конференции 24 октября этого года специально отметил: «Мы должны подчеркнуть, что G20 является ключевым экономическим форумом». Предстоящий саммит будет проходить на фоне обострившихся социально-экономических, политических и даже военных межгосударственных взаимоотношений. Но особо важными по-прежнему остаются проблемы развития мировой экономики. Это обусловлено не только последствиями пандемии коронавируса, но и необходимостью решения различных проблем, связанных с международными экономическими санкциями и эмбарго. Требует совершенствования международная система финансово-денежных отношений, координация усилий в контексте развития социально-экономических процессов в условиях современных вызовов и угроз.

На саммите в Индонезии могут быть подняты вопросы и об институализации в современных условиях самой G20. Это обусловлено тем, что либеральные традиции и ценности, в рамках которых и создавалась «большая двадцатка», постепенно теряют свои позиции, и существенным образом однополярный мир трансформируется в многополярный. Так, выступая на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай» 27 октября 2022 года, Президент России Владимир Путин специально отметил: «Период безраздельного доминирования Запада в мировых делах завершается, уходит в прошлое однополярный мир. Мы стоим на историческом рубеже, впереди, наверно, самое опасное, непредсказуемое и вместе с тем важное десятилетие со времен окончания Второй мировой войны. Запад не способен единолично управлять человечеством, но отчаянно пытается это делать, а большинство народов мира уже не хочет с этим мириться. В этом и есть главное противоречие новой эпохи». Такую точку зрения разделяют лидеры и многих других государств, значительная часть представителей экспертного сообщества. Все вышесказанное ставит необычайно важный вопрос о новой организации жизнедеятельности человечества.

Особо актуализировался в таких условиях и вопрос места и роли в этих процессах «большой двадцатки». G20, повторим, была создана с целью координации действий ведущих мировых держав в сфере мировой экономики и международных финансов. G20 и в современных условиях может реально продолжить реализацию своих функций, расширив масштаб обсуждения наиболее актуальных, современных экономических проблем и принятия соответствующих взаимовзвешенных решений, но только с учетом реальных тенденций в развитии нынешнего, уже многополярного мира. Обсуждение политических вопросов, которые настойчиво пытаются инициировать либеральные государства на площадке G20, контрпродуктивны и объективно ведут ее к расколу.

Важной проблемой с точки зрения дальнейшей институализации «большой двадцатки» является и то, что в настоящее время у нее не в полной мере определена формальная сторона организационной деятельности. В частности, в G20 нет даже официального постоянно действующего исполнительного органа, что значительно ослабляет ее функциональную составляющую. Это, в том числе, существенно затрудняет G20 эффективно осуществлять взаимодействия с другими международными организациями. В то же время, преодоление системных кризисов, что особо показал финансово-экономический кризис 2008 года, требует максимальной консолидации усилий в международном масштабе. С другой стороны, такая консолидация необходима и в обеспечении устойчивого развития мировой экономики в целом.

Специально следует отметить, что в настоящее время среди политических и общественных деятелей, в экспертном сообществе высказываются идеи и предложения по расширению сотрудничества международных экономических организаций с Организацией Объединенных Наций. Здесь доминирует точка зрения, что в условиях многополярного мира ООН как организация не только должна сохраниться, но и модернизироваться, совершенствоваться. В частности, предлагается более четко привести в систему нормы международного права и создать механизм их реализации. В данной связи известный экономист Ф. Стюарт даже предлагала в рамках ООН создать Совет экономической безопасности в качестве альтернативы G20. Так или иначе, сотрудничество G20 с ООН в современных условиях может явиться особо целесообразным.

Организация Объединенных Наций также может взять на себя ряд основополагающих функций и в сфере международного финансового менеджмента. В частности, более чем очевидным является то, что с «угасанием однополярного мира» одновременно снижается роль и значение современной финансовой системы и доллара, как основной мировой валюты. Об этом свидетельствуют многочисленные экспертные заключения, расширение использования национальных валют в сфере международной торговли и т.п. В данной связи возникает необходимость совершенствования международного финансового менеджмента и его регулирования на самом высоком международном уровне. Вполне целесообразным может стать создание системы международного финансового управления под непосредственным руководством ООН, с участием «большой двадцатки» и других уже реально функционирующих международных финансовых организаций и объединений.

Не менее важным с точки зрения гармонизации международных экономических и финансовых отношений должны явиться взаимоотношения G20 с современными быстроразвивающимися организациями многополярного мира. Это, прежде всего, относится к ШОС, БРИКС, СНГ, ЕАЭС и многим другим. Особенно важно расширение сотрудничества со странами Большой Азии, поскольку именно этот регион развивается наиболее динамично и в ближайшем будущем, не исключено, станет лидером экономического и гуманитарного развития во всем мире. Сотрудничество G20 с этими организациями важно и в том отношении, что они предпринимают попытку строить новый мировой порядок на принципах социальной справедливости и традиционных человеческих ценностях. В частности, Хартия Шанхайской организации сотрудничества предусматривает следующее: укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства; содействие построению нового, справедливого и рационального экономического международного порядка; поощрение эффективного регионального сотрудничества, в том числе в торгово-экономической сфере, где исключены априори различные международные санкции и эмбарго; содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту в целях неуклонного повышения уровня и условий жизни народов; координация подходов для интеграции в мировую экономику; совместный поиск решений проблем, которые возникнут в ХХI веке, и т.п. На аналогичных принципах строят свои отношения страны, входящие в БРИКС, ЕАЭС, СНГ, и другие.

В экспертном сообществе и среди все большего количества стран перечисленные принципы международного экономического сотрудничества рассматриваются как наиболее оптимальные в условиях многополярного мира. Они однозначно отрицают агрессивные противостояния в современной международной экономической политике. Расширение сотрудничества G20 с новыми международными организациями и объединениями – безусловно, процесс целесообразный, взаимовыгодный для мировых экономических взаимоотношений в целом.

Таким образом, рассматривая G20 в контексте современных геополитических трансформаций, следует отметить, что «большая двадцатка» как институт однополярного мира реально сможет интегрироваться в реалии многополярного мира при условиях объективного отражения ею современной действительности, более адекватного осуществления своих функций на основе международного права с последующей конвергенцией в систему ООН и, безусловно, с учетом необходимости строить современные международные взаимоотношения на принципах общечеловеческих ценностей.

Будущее мировое устройство формируется на наших глазах. Доминирующим вектором его развития является стремление народов строить новую симфонию общечеловеческой цивилизации, в том числе в сфере экономических отношений на принципах мира, социальной справедливости и взаимопомощи. Только с учетом всего вышесказанного возможна трансформация деятельности стран «большой двадцатки» в международный центр гармонизации международных экономических и финансовых отношений, как это и изначально и декларировалось при ее создании.

Вадим Владимирович Бровцев,
председатель правительства Республики Южная Осетия
в 2009—2012 гг., и. о. президента РЮО в 2011—2012 гг.,
политик, экономист и общественный деятель.

Распечатать статью
ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ